Электромобили могут создать новый нефтяной кризис

Электромобили понемногу проникают во все ниши, давно обжитые производителями бензиновых авто. Tesla Model S стала прорывом среди элиты, Nissan Leaf стал самым продаваемым электромобилем в Украине. Очевидно, что рост спроса на электрические авто бьет по рынку нефти, спрос которого во многом формируют потребители бензина. Журналист Bloomberg Business решил разобраться и проанализировать насколько быстро рост продаж электромобилей приведет к глобальному нефтяному кризису.

С развитием технологий понятие альтернативного товара часто перестает иметь смысл. Вспомните смартфон в прошлом десятилетии, цветные телевизоры в 1970-х или даже бензиновые автомобили в начале 20-го столетия. Предсказать момент перехода довольно сложно, но когда он происходит, меняется весь мир.

Похоже, что в 2020-е годы наступит эра электромобилей.

Цены на батареи в прошлом году упали на 35% и, судя по траектории их снижения, даже без государственных субсидий электромобили станут так же доступны, как их бензиновые собратья в ближайшие шесть лет, согласно исследованию Bloomberg New Energy Finance (BNEF). И это станет началом настоящего наводнения электромобилями масс-маркета.

Электромобили, способные перемещаться на дальние расстояния, в 2040 году будут стоить дешевле $22 000 (по нынешнему курсу), если верить прогнозам. 35% всех новых машин в мире будут заряжаться от розетки.

Но это не то, на что рассчитывают рынки нефти, и легко понять почему. На данный момент электрические автомобили составляют лишь одну десятую процента мирового автомобильного рынка. В большинстве стран они в диковинку и по-прежнему стоят заметно дороже бензиновых машин. ОПЕК предполагает, что электромобили займут 1% рынка лишь к 2040 году. В прошлом году СЕО компании ConocoPhillips Райян Лэнс сказал, что электромобили не будут значительно влиять на экономику в ближайшие 50 лет, то есть на нашем веку.

Что мы уже знаем: в ближайшие несколько лет Tesla, Chevrolet и Nissan планируют начать продажи электромобилей дальнего следования стоимостью около $30 000. Другие автопроизводители инвестируют миллиарды в новые модели. К 2020 некоторые из них будут стоить дешевле и предлагать покупателям больше, чем их бензиновые конкуренты. Целью будет повторить успех Tesla Model S, которая сейчас превзошла своих конкурентов в сегменте элитных автомобилей в США. Вопрос в том, насколько спадет спрос на нефть в случае такого роста электромобилей? И в какой момент снижение спроса приведет к следующему нефтяному кризису?

Для начала надо определить, как быстро будут расти продажи.

В прошлом году рост продаж электромобилей по всему миру составлял приблизительно 60%. Это интересная цифра, поскольку она практически совпадает со скоростью роста, которую Tesla прогнозирует вплоть до 2020 года, а также совпадает со скоростью роста продаж автомобилей Ford Model T, который вытеснил лошадей в 1910-х. Для сравнения, кривая роста продаж панелей солнечных батарей приблизительно такая же, и они растут на 50% каждый год, в то время как продажи LED-лампочек ежегодно увеличиваются на 140%.

Вчера в первом эпизоде анимационного сериала Sooner Than You Think мы посчитали эффект, который окажет продолжительный рост рынка электромобилей на 60% в год. Мы обнаружили, что электромобили смогут вытеснить потребность в 2 млн баррелей нефти в день к 2023 году. Это может привести к перенасыщению нефтяного рынка, подобного тому, которое произошло во время нефтяного кризиса 2014 года.

Но совокупные темпы роста на уровне 60% в год не могут удержаться долгое время, поэтому это очень агрессивный прогноз. BNEF на данный момент более методично подходит к анализу, разбирая стоимость электромобилей на стоимость их компонентов, рассчитывая, когда их цена упадет достаточно, чтобы удовлетворить среднестатистического покупателя. При использовании модели BNEF, мы обнаружим точку падения рынка нефти на 2 млн баррелей в день несколькими годами позже – в 2028.

Но такие предсказания очень сложны. Тем не менее, они точнее, чем традиционный подход, практикующийся нефтяной индустрией, которая не заинтересована в развитии электромобилей.

«Если вы посмотрите на отчеты ОПЕК или отчеты Exxon, они уровень проникновения электромобилей на уровне 2 процентов, — говорит Салим Морси, аналитик BNEF и автор сегодняшнего отчета. — Независимо от того, каким будет конечное число к 2040 году — 25% или 50% — это перестанет иметь значение, как только мы начнем говорить о массовом замещении».

Анализ BNEF базируется на общей стоимости владения электромобилем, включая такие вещи, как обслуживание, стоимость бензина и — наиболее важное — стоимость батарей.

Стоимость батарей составляет приблизительно треть себестоимости электромобиля. Чтобы добиться массового проникновения электромобилей, должна случиться как минимум одна из следующих четырех вещей:

  • Государство должно предоставить льготы, которые позволят снизить стоимость производства.
  • Производителям придется смириться с очень низким уровнем маржи.
  • Покупатели должны быть готовы платить больше за то, чтобы водить электромобиль.
  • Стоимость батарей должна снижаться.

Первые три вещи уже происходят, но не будут актуальны в течение долгого времени. К счастью, стоимость батарей движется в правильном направлении.

Есть и другая сторона вопроса: откуда возьмется все это электричество? К 2040 году электромобили будут потреблять около 1900 тераватт электричества, согласно BNEF. Это около 10% всего электричества, произведенного человечеством за прошлый год.

Хорошая новость в том, что электричество становится чище. С 2013 года мир получает больше электроэнергии от солнца и ветра, чем из угля, природного газа и нефти вместе взятых. Электромобили снизят стоимость хранения батарей. В движении к чистой энергии электромобили и возобновляемое электричество формируют взаимовыгодный цикл спроса.

А как насчет лития и других ограниченных ресурсов, которые требуются для производства батарей? BNEF хорошо проанализировал эти рынки, и обнаружил, что проблемы нет. К 2030 автомобильные батареи будут нуждаться в не более 1% известных резервов лития, никеля, марганца и меди. Им понадобится 4% мировых запасов кобальта. После 2030 года производители, скорее всего, найдут новые способы производства батарей из других материалов, делая батареи легче, меньше и дешевле.

И несмотря на это все, у скепсиса нефтяного бизнеса все еще есть предпосылки. Производителям нужно продолжать держать курс на удешевление электромобилей, но все еще не хватает станций быстрой зарядки для путешествий на длинные расстояния. Множество новых водителей в Китае и Индии продолжат покупать машины на бензине и дизеле. Растущий спрос на нефть в развивающихся странах может перекрыть влияние электромобилей, особенно если цена на сырье упадет до $20 за баррель и останется на этом уровне.

Еще одна переменная, которую учитывает BNEF – это рост самоуправляемых автомобилей и сервисов шеринга авто, вроде Uber и Lyft, которые могут вывести на дороги множество автомобилей, проезжающих более 20 000 миль в год. Чем больше машина ездит – тем экономнее электрический двигатель. Если эти сервисы взлетят, они могут увеличить долю электромобилей до 50% от продаж всех автомобилей уже в 2040 году, согласно BNEF.

Одно ясно точно: когда бы ни пришел кризис рынка нефти, это будет только началом. Каждый следующий год количество электромобилей на дорогах будет расти, а спрос на нефть – падать. И кто-то все-таки останется не у дел.

Источник: http://ain.ua/